#татуилюди

Мы решили начать цикл материалов не о татуировках, а о людях. Именно о тех, кто ошибся и сделал "партак", кто копил на татуировку полгода, кто знает, что будет делать с ними в старости, и о тех, кто не знает. Кто только собирается набить, уже набил или свёл. Или даже клянётся никогда этого не делать. О нас с вами.

Первая история о том, как складывались отношения девушки и ее татуировки.

"Перемен требуют наши сердца,

Перемен требуют наши глаза"

Иногда изменения, происходящие во внешнем мире, запускают в человеке механизм глубокой внутренней работы. Подчас отрезанные сантиметры волос могут стать отправной точкой на пути изменений в жизни. Тату также дает возможность быстрых изменений. Только в отличие от волос, изменить саму татуировку или вовсе вернуться к состоянию до тату становится проблематично. И решаются на нее отважные.

Порой кажется, что тату после появления на теле человека начинает жить свою собственную жизнь: обрастать историями, прятаться или выставляться напоказ, она становится любимой или отвергнутой, поощряемой или наказуемой. Носителю тату подчас нужно выстраивать отношения с картинкой на собственном теле, а значит, выстраивать отношения с самим собой, новым, что также заставляет изменяться.

Сегодня я поговорила с девчонкой, которой тату сначала помогла обрести гармонию, затем ее сведение стало исцеляющим. Возвращение тату на прошлое место также последовало. Такие вот отношения с тату. Кто-то скажет: "Чудачка!", а ей до этого дела нет. Ее медведь - ее правила.

- Расскажи, почему ты набила свою татуировку?

  • Мне давно нравились люди с татуировками и отношение к ним "незабитых", но всё время что-то останавливало: не знала, что набить, то не время было, то волновалась, что в спектаклях будет неудобно играть с татуировкой. И тут как-то в инстаграм любимого радио "Cеребряный дождь" увидела пост, что радиоведущий Александр Бунин в очередной поездке набил себе здоровенного карпа на полруки. Тогда меня прям как толкнуло в спину: "Ты же всегда хотела быть радиоведущей, тебе не сдалось образование управленца, бей тату, веди радиоэфир! "

Я однажды купила на новогодней ярмарке деревянный значок в виде медведя, сделанного словно в технике оригами. Он мне очень нравился. Я приложила его к руке и подумала, что для татуировки будет самое оно. Тем более что я всегда любила ходить с изрисованными руками. Так решился вопрос с местом и задумкой татуировки. Никаких усложнений, никакой привязки себя к медведям, бумаге и прочей чепухе, которую из меня пытались расспросами про татуировку выудить, не было.

Мастер создал эскиз прямо как мне хотелось. Когда процесс создания был запущен, не было ни малейшего сомнения из серии: "О боже, это же на всю жизнь". Я ощущала, что он всегда должен был тут быть. И все наконец встало на свои места.

Я снова стала делать то, чего мне по-настоящему хочется. Когда мишка появился на моей руке, он стал своеобразным символом моей свободы от условностей. Я почувствовала внутреннюю гармонию, потому что я разрешила себе осуществить свое желание. После этого я бросила университет на последнем курсе и пошла учиться в школу радиоведущих, разослала резюме по радио, стала путешествовать автостопом.

- Почему ты решила свести медведя?

  • С мишкой все было в порядке, просто я стала накручивать себе попусту, а он на глаза попадался. Был период, когда я стала замечать, что его лапы сделаны не так как мне хотелось, и квадрат на брюхе не тот. У меня было какое-то депрессивное состояние, и нужно было ощутить перемены. Тут как раз на глаза попался пост про запись на сеанс по лазерному удалению. Удаление татуировки - это ощутимая перемена, которую легко реализовать. Набить снова я её всегда смогу.

- Как ощущения от сведения?

  • Когда я била тату, было больно. Когда я ее сводила, это было чертовски больно: сжав зубы я плакала и материлась, заботливо спрашивая сквозь слёзы у мастера, можно ли материться в их храме искусства. В комнате пахло моей палёной плотью, а в окне отражалось сверкание лазера над моей рукой. Тогда, чтобы отвлечься я продолжала нахваливать мастеру по удалению мою татуировку, и говорила, что это мне для спектаклей так нужно, от таких объяснений мне было проще.

- Почему ты решила снова набить мишку?

Как-то все потихоньку стало налаживаться. Когда я мазала это израненное заживающее существо на руке, то внутри было так противно, будто я не лечу себя, а делаю себе только хуже. Через две недели после удаления был спектакль, и я выходила на сцену с обожженной рукой, закрывала ее толстым слоем пудры. Кожа отшелушивалась, открывая побледневшие линии. Как только кожа зажила, я записалась на сеанс к тату-мастеру. Она, кстати, девушка мастера, который мне тату удалял. На сеансе мне восстановили мишку, а также закруглили ему лапы, дотворком сделали ему тени, чтоб он больше никому не казался пустым, и набили носик.

После удаления я практически не чувствовала боли при нанесении тату. А когда мастер стал делать тени дотворком, по ощущениям казалось будто маленькие птички клюют мою руку, даже приятно немного.

И стала я любить моего мишку пуще прежнего. Любила, люблю и буду любить. Он должен быть со мной, как оберег, как часть меня.

Комментарий психолога Юлии Яньковой

У меня сложилось впечатление, что татуировка девушки – это отражение её внутреннего мира и переживаний. Эта удивительная история о том, что девушка сначала набивает тату, затем сводит, затем снова набивает и пламенно клянётся в любви своему «мишке». Я вижу этот процесс как самые настоящие взаимоотношения девушки с её татуировкой. Отношения противоречивые. То желание подчеркнуть свою свободу, то отрицание и не любовь к тату, то снова признание любви к «мишке», приближенному к идеалу. Но мы-то помним, что эти отношения не с самой татуировкой, а скорее отношения девушки с самой собой, то она хочет перемен в жизни, то не может принять себя новую и решительную, то всё же признается себе в любви и принимает свою новую идентичность. Здорово, что девушка смогла принять себя и полюбить, ведь к этому стремится каждый из нас. А история с татуировкой – это иллюстрация диалога со своим внутренним миром.